театры | новости театров |

Ирина Огородникова: как отыскать в себе Медею

11:24:15, 17 октября 2011

Ирина Огородникова: как отыскать в себе Медею

21 октября в Санкт-Петербургском доме актера (Невский пр., 86) состоится премьера оперы «Медея» молодого петербургского композитора Алины Новиковой по классической трагедии Еврипида. Накануне премьеры исполнительница главной роли солистка Театра оперы и балета Санкт-петербургской консерватории, лауреат международного конкурса Ирина Огородникова дала интервью порталу «Городовой».

– Я родилась и выросла в Омске. Профессиональных музыкантов у меня в семье нет, но мои бабушки родом с Украины, места очень музыкального, они очень любили петь и даже когда они переехали в Сибирь, привезли с собой инструменты: скрипки, мандолины, бандуры… В пять лет меня отдали в музыкальную школу, я училась играть на скрипке, потом переключилась на фортепиано, с семи лет начала заниматься вокалом. На каком-то этапе пришлось выбирать – музыка или спорт, я мастер спорта по шейпингу. В последний момент остановила свой выбор на музыке, хотя уже была практически готова поступать в Университет на психологический факультет, чего очень хотели родители. После окончания музыкального училища в Омске поступила сразу в две консерватории: Екатеринбургскую и Санкт-Петербургскую. Летала на самолетах туда и сюда. Выбрала, разумеется, Петербург, хотя даже не думала, что сюда поступлю. Училась я на актера музыкального театра, и в отличие от некоторых моих однокурсников, никогда не хотела поменять специализацию, тем более что у нас был превосходный мастер курса, Игорь Вениаминович Светлов, один из последних учеников Товстоногова. Я не считаю, ни оперетту, ни мюзикл какими-то низкими жанрами, в оперетте есть и высокие образцы жанра.

– Еще будучи студенткой вы победили на международном конкурсе…
– Да, на третьем курсе в 2007 году. Это был конкурс «Opera Oder Spree» в Германии, я была единственной участницей из России. После этого меня взяли в Театр при консерватории. С тех пор я здесь работаю. Одно время параллельно с работой в театре преподавала в музыкальных школах. Но эти два занятия очень трудно совмещать, практически невозможно.

– Что дало вам преподавание?
– Конечно, если хочешь чему-то научиться, надо этому поучить, есть такой момент. Но главное – это переключение. В театре одни проблемы – в школе у детей совершенно другие. Дети более искренние. Они не умеют врать. И я рада, что мы с учениками всегда находили общий язык. У меня есть ученица, которая уже лауреат международного конкурса – в двенадцать лет. Ее зовут Александра Павлова, мне кажется, стоит запомнить это имя.

– Как вы стали исполнителем главной роли в опере «Медея»?
– Я знакома хорошо и с режиссером спектакля Дарьей Жолнеровой, и композитором Алиной Новиковой. Я пела в опере Алины «Король Лир». И уже тогда оценила ее талант. Примерно год назад был концерт памяти Успенского, на этом концерте я исполнила арию Медеи. Уже были готовы какие-то сцены этой оперы. Я познакомила Алину с Дарьей Жолнеровой, в постановках которой уже участвовала, она как раз искала современный материал для постановки. С самого начала было понятно, что партию Медеи буду исполнять я, опера писалась «под меня», для моего голоса и темперамента.

- Сюжет «Медеи» имеет колоссальную историю воплощения на сценах – оперных и драматических. Вы в своей работе ориентировались на какие-то образцы, многие из которых уже стали классическими?
– Нельзя ориентироваться и подражать в каком-то исполнении. Каждый человек индивидуален. Если подражать – получается пародия, клоунада, совсем другой жанр. И хотя я имею опыт работы в комической опере, я себя не ощущаю комедийной актрисой –только драматической, трагедийной.

– Трагедия Медеи вам близка?
– Ощущение от работы над ролью – будто ты какую-то шкуру на себя надеваешь, какого-то зверя. И ты становишься этим зверем. На сцене – ты совсем другой человек. И если тебя не остановят, можешь и убить на сцене, хотя в нашем спектакле много условностей. Самая большая трудность в работе над этой ролью – найти злое, ужасное в себе. У меня всегда были добрые героини – «Маргарита» в Фаусте, Золушка. А Медея – это же сгусток злости. Не так легко найти внутри себя эти качества, а тем более довести их до абсолюта.

- Вы можете, если не оправдать, то хотя бы понять свою героиню?
– Конечно, иначе как бы я ее сыграла? Эта поразительная сила чувств. Так любить своего мужа… Она все сделала для этого человека, рискнула всем, предала родных. А он уходит к другой из-за титула и богатства. И Медея решает уничтожить всё, что связано с этим человеком. Она ненавидит с тою же неистовой силой, что любила.

Вопросы: Сергей Князев



Все новости театров   Ирина Огородникова: как отыскать в себе Медею

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100