театры | новости театров |

Особенности национальной цензуры

15:53:50, 10 апреля 2013

12 апреля, пятница, 19.00, Большой зал филармонии (Михайловская ул., 2)

6-й концерт ТРИНАДЦАТОГО абонемента

«ПЯТНИЦА. ТРИНАДЦАТЫЙ»

«Особенности национальной цензуры»

Санкт-Петербургский Государственный Академический симфонический оркестр

Дирижер – Александр ТИТОВ

Солисты:

Екатерина СЕРГЕЕВА меццо-сопрано

Юрий ВЛАСОВ бас

Артур ВАСИЛЬЕВ контратенор

Борис СТЕПАНОВ тенор

ХОР СТУДЕНТОВ Санкт-Петербургской консерватории

КОНЦЕРТНЫЙ ХОР Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств
 

Г. ПОПОВ. «Бежин луг», фрагменты музыки к кинофильму

ПРОКОФЬЕВ. «Пушкиниана», сюита, составленная Г. Рождественским из музыки к неосуществленным спектаклям: «Пиковая дама» (режиссер М. Ромм),

«Евгений Онегин» (режиссер А. Таиров), «Борис Годунов» (режиссер В. Мейерхольд)

ШНИТКЕ. «История доктора Иоганна Фауста» – кантата для контральто, контратенора, тенора, баса, хора и оркестра

В цикле «Пятница. Тринадцатый», раскрывающем тайны наиболее интригующих сюжетов, представлен концерт, озаглавленный «Особенности национальной цензуры». Тема эта, без преувеличения, достойна подробных диссертаций, и, без сомнения, уже не раз рассмотрена в этом формате. Однако музыканты решили внести свою лепту в рассказ о национальной цензуре, ставшей неотъемлемой частью национальной культуры. Язык музыки в высшей степени абстрактен, он передает образы и чувства, никак не идеи и теории; однако и музыкантам перепадало немало неприятностей со стороны идеологических цензоров. Одним из наиболее крупных эксцессов такого рода в прошлом веке в СССР стал разгром журналов «Звезда» и «Ленинград», последовавший в 1946 году со стороны первого секретаря Ленинградского обкома партии и главного советского идеолога тех лет Андрея Жданова.
Несмотря на то, что пафос этого постановления был направлен прежде всего на литераторов, Анну Ахматову и Михаила Зощенко, обвиняя их в «безыдейности, аполитичности, искусстве для искусства», подобные упреки стали преобладать и по отношению к другим видам искусств. В 1948 году в «формализме», «буржуазном декадентстве» и «пресмыкательстве перед Западом» тем же Ждановым были обвинены лучшие советские композиторы, в том числе, и Дмитрий Шостакович, и Сергей Прокофьев, и Арам Хачатурян. Однако их музыка, пережив не лучшие времена, вернулась к своим слушателям. Фатальными стали последствия этого идеологического террора для композитора Гавриила Попова, чья музыка попала под запрет, а затем была попросту вычеркнута и забыта из практики концертной жизни. Гавриил Попов остался в истории как автор музыки к кинофильму братьев Васильевых «Чапаев». Однако перу этого автора принадлежат более 100 сочинений, из них 6 симфоний, которые только в наши дни находят свою дорогу к сердцам слушателей.

Музыке Сергея Прокофьева к спектаклям Александра Таирова и Всеволода Мейерхольда не суждено было остаться в репертуаре, как не суждено было сохранить в 1949 году Камерный театр Таирову, и жизнь Мейерхольду, замученному в застенках НКВД в 1940-м.

 Композитор Альфред Шнитке, один из главных героев советской музыки 60-х — 80-х, впал в немилость властей сразу после премьеры своей Первой симфонии, где два похоронных оркестра одновременно играли разные траурные марши, создавая жуткую какофонию. Музыканты выносили на сцену гроб. При этом тема симфонии была заявлена как "Апокалипсис". Идеологически все это казалось сомнительным. Музыку Шнитке запретили к публичному исполнению. Впрочем, времена были уже «вегетарианские», и Шнитке, не исполняемый и изгнанный из Консерватории, имел множество заказов на киномузыку и даже неплохо жил, только за редчайшим исключением не мог услышать свою музыку со сцены.

Мстислав Ростропович говорил: «Шнитке для нашего времени значит то же, что Шостакович для 40-50-х годов. В музыке Шнитке отражена вся наша жизнь. Ее радости, ее диссонансы, ее пестрота, ее трагизм. Мы живем по Шнитке.»

Особая судьба выпала музыке Шнитке к «Истории доктора Иоганна Фауста». Написанная по заказу Венского концертного общества и Гамбургской оперы, кантата была триумфально принята в Вене, но в Москве добиться ее исполнения было невероятно сложно. Поставленная силами Геннадия Рождественского 23 октября 1983 года, кантата имела невероятный успех у публики. У Зала Чайковского стояла конная милиция, сдерживая восторженную толпу поклонников творчества Шнитке.

Эти страницы недавней истории музыки стремительно уходят в прошлое. Тем более важно время от времени освежить память и послушать музыку, которая казалась настолько сильной и опасной, что ее предпочитали запрещать.

 



Все новости театров   Особенности национальной цензуры

отзывы написать

Написать отзыв

Внимание! Если вы зарегистрированы, вы можете оставлять сообщения с аватаром и возможностью получения личных сообщений

Rambler's Top100